Войсковая часть 51383, 538-й гвардейский зенитный ракетный полк

Воинская часть 51383 538-й ЗРП

538-й гвардейский зенитный ракетный Тарнопольский ордена Александра Невского полк или воинская часть 51383 располагается в городе Наро-Фоминск Московской области. Данное соединение относится к войскам ПВО. Находится в составе 4-й гвардейской танковой дивизии.

Рассмотрим более подробно воинскую часть 51383, ее историю создания, впечатление солдата, проходившего там службу, как добраться и где остановиться родственникам военнослужащих.

История создания

Полк создан в декабре 1942 года. После боев в Донбассе, в апреле 1943 года вошел в состав 4-го гвардейского танкового корпуса как 120-й гвардейский зенитный артиллерийский полк. Затем принял участие в знаменитом танковом сражении на Курской дуге у Прохоровки. Потом полк участвовал в освобождении Украины, Польши, Чехословакии, Германии. Война для полка завершилась на легендарной встрече союзников на Эльбе.

После войны в 1960 году 120-й гвардейский зенитный артиллерийский полк переформирован в 908-й дивизион. 5 мая 1962 года дивизион развернут в 538-й полк.

На построении

В 2009 году полк расформирован в ходе масштабной реформы Вооруженных сил России, затем в 2013 году воссоздан в составе 4-й гвардейской танковой дивизии.

Вооружение

На вооружении полка стоят зенитные ракетные комплексы малой дальности Тор-М2У.

Награды

  • Советская гвардия «Гвардейский»;
  • «Тарнопольский» — почетное наименование присвоено полку Верховным главнокомандующим в 1944 году, после битвы за город Тернополь;
  • Орден Александра Невского Орден Александра Невского.

Отзыв дембеля Алексея о части

Если речь заходит о войсках ПВО, то грех не упомянуть громким словом бомжатник, гордо именуемая воинская часть 51383 или 538 ЗРП (он же Тарнопольский ордена Александра Невского, в узких кругах более известен как «Тарнопольская кича»), где я прозябал вторую половину своей службы с января по июль 2017 года.

Столовая в палатке

Почему бомжатник? Начнем хотя бы с того, что данный полк расквартирован в дырявых палатках за неимением собственной казармы.

Стоят палатки на территории Кантемировской дивизии, где раньше (лет эдак 40-50 назад) функционировал животноводческий комплекс. Не пропадать же добру! Стойла переоборудовали в кладовые (каптерки), тамошний пруд тоже исполняет значительную роль — там умываются солдаты со всего полка, иногда пьют застоялую водичку.

Невыносимая жажда — один из бичей Кантемировской дивизии в целом, жажда справедливости, жажда воды и т.п. В ячейках для животных в бывшем стойле, кстати, могут в виде наказания привязать какого-нибудь бедолагу-срочника. Попал я в этот полк, можно сказать, по прихоти судьбы. В поисках всякой возможности смыться из полка хачей и тувинцев (12 танковый полк) я оказался в полку дикарей и неадекватных офицеров.

Вместе с полком я эшелоном отправился на почти полугодичный полевой выход в смертоносный вояж по маршруту «Наро-Фоминск — Ейск — Капустин Яр — Наро-Фоминск». Про жизнь в лагере во время полевого выхода и учений на полигоне Капустин Яр я напишу позже, так как эта тема заслуживает отдельной статьи, быть может, даже не одной. Весь фикус заключается в том, что жизнь на постоянном месте дислокации в воинской части 51383 мало чем отличается от того же полевого выхода. Те же самые палатки, буржуйки, которые ни хрена не греют палатку изнутри, а только коптят отбеливатель и безбожно жрут дрова.

Мероприятие в части

Отличие состоит разве что в тех самых вонючих полузаброшенных стойлах и наполовину раздолбанном заборе со скрипучим КПП и шлагбаумом, у которых постоянно торчит один из дневальных, а в дежурном помещении занимается «важными делами» офицерчик, заступивший дежурным по полку. Что меня здесь удивило, так это питание.

Нет, не ассортимент, а сам процесс приема пищи. Дело в том, нормальным походам в столовую всем подразделением (ротами, батареями и т.д.) строем с песней через плац и т.д. властелины Тарнопольской кичи предпочли ежедневную отправку бортового КамАЗа за хавчиком для служилых рабов отечества, назначая ответственных за данное мероприятие водителя, старшего машины (как правило, контрактник) и пару-тройку тягловых лошадок из срочников для таскания и кантования тяжелющих кибелей.

Сам прием пищи, когда ее доставят, происходит в вонючей и грязной палатке, с налетом сарказма называемой «солдатской столовой» — табличка с соответствующим названием вбита у входа в палатку.

Очередища всякий раз, когда отдают команду на обед (завтрак, ужин) скапливается неимоверная. Конечно, поменьше, нежели в дивизионной столовой, но с ней сравнивать эту помойку, как по мне, вообще постыдно.

Еды, как и на полевом выходе, хватает не всем. В Ейске и Капустином Яру наслаждались теплой баландой, здесь же она по умолчанию холодная. Вместо напитков чайный либо кофейный суррогат, не имеющий вкуса, а только отдаленно напоминающий соответствующий напиток цвет.

Часть в поле

Гордые носители звездочек (прапорщиков это тоже касается) имеют обыкновение потчевать в отдельной элитной офицерской столовой с плазменным телевизором и караоке-системой (на полигоне в полях) либо в ресторане на гражданке (по возвращении на постоянное место дислокации полка). Что и говорить? Налицо признаки военной дискриминации.

Все гораздо более мерзко, ибо палатка, оборудованная под столовою, мало чем отличается от располагающегося буквально метрах в десяти уличного туалета, разве что наличием столов, отсутствием очек и мелкими косметическими нюансами интерьера. Запах тот же… тухлятиной несет, пятна засохшей крови на импровизированных столах, напоминающих затертые парты сельских школ, неровные скрипучие полы из полусгнивших поддонов, трескучие скамейки, которые разваливаются и складываются, едва коснешься их пятой точкой.

Отбеливатель в «столовой», как правило, отсутствует, печка тоже. Одним словом – переносишься в условия приема пищи век эдак в XVIII, во времена первых рекрутов молодой Российской империи в полевых условиях. Да и гневать Бога как-то не хочется… Ну, не верю я, чтоб у предков наших служивых все было настолько запущено, как у бомжеватых тарнопольщиков.

Чуть не забыл… при перевозке те самые кибели с баландой на первое и заплесневелой крупой на второе катаются по полу в кузове грузовика, как шар при игре в боулинг, только в двух направлениях: туда-сюда, туда-сюда. Так что не стоит удивляться, если иной раз до половины всего пищевого материала рассыпается и разливается по дороге и полу кузова КамАЗа. Кроме кибелей, иногда приносят булочки, армейские леденцы (слонячки), которых теоретически должно хватить на всех, но попадают эти ништяки в основном к более борзым старослужащим и тем, кто заранее договорился с везущими пищевой груз, предложив к обмену на съестное сигареты, насвай или какие-нибудь наркотические вещества.

Уважаемые читатели, если Вас еще не стошнило, напомню, что я описал только «столовую» 538-го зенитного ракетного полка. Вы не ошибетесь, если предположите, что многих служащих в этом полку солдат-срочников просто-таки люто бесит подобный порядок вещей, и они горят желанием смыться в дивизионную столовую и покушать по-человечески.

Некоторые и вправду раз от раза покидают территорию ЖВК и по-быстрому драпают до нормальной столовки и обратно, но это особо смелые или отчаянные перцы, которым терять нечего. Дабы исправить столь горестное упущение, полковые отцы Демидов и Шайнуров в приказном порядке строго-настрого запретили солдатам покидать территорию лагеря без строя и сопровождения контрактников под угрозой отправки в ДисБат, на «губу» и прочих издевательств в фирменном «тарнопольском» стиле.

Честно говоря, последнее покажется на практике пожестче первого и второго. Ходили за территорию ЖВК только строем и лишь на рабочку: дивизионные артиллерийские склады, парк БМ и прочие «интересные места». Для наглядности опишу одно из наказаний, примененное к солдатам срочной службы за утоление голода. Во время лагерной жизни в Ейске трех парнишек за поход до ближайшего села, чтобы съесть что-нибудь, кроме червей и отходов с отстойной ямы, купить хлебушка и напитков, заставили копать яму в ейской глине на территории лагеря.

Военные учения

Сутки они ее копали, потом дядя Ренат лично насыпал туда хлорки, чтобы наказанные находились в яме, не снимая противогазов, и при этом расширяли траншею.

Если память не изменяет, держали их в этом импровизированном окопе без еды около пяти суток, смартфончики этих товарищей сожгли в печке-буржуйке в первую же ночь отбываемого наказания. При этом возле ямы постоянно дежурили по 12 часов и сменяли друг друга назначаемые дежурным по лагерю контрактники, коих в полку хватает.

Ежели кто-то из узников окопа пытался вылезти и глотнуть воздуха без противогаза, он незамедлительно получал от контрабаса носком грязного берца в под дых или в челюсть и обессиленно падал на холодное дно.

Истязатель-контрактник также следил, чтоб никто из провинившихся не опускал жопу на землю, не позволял прерывать копание и, если считал нужным, применял занозистый батог в воспитательных целях. Каждый день весь личный состав полка проходил строем и лицезрел этих бедолаг, стонущих и изнывающих от бесцельного труда. Это только один из великого множества беспредельных прецедентов, так называемый назидательный пример для всего личного состава. Данные события происходили в марте 2017 года.

Автор статьи
Виктор Геннадьевич
Отставной военный. Увлекается армейской тематикой, в частности историей сражений, развитием военной промышленности.
Написано статей
805
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Армия Сегодня
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector