Японский линкор «Ямато», подробный обзор

Линкор «Ямато»

«Ямато» представляет собой линкор японского императорского флота времен Второй мировой войны типа «Ямато». Он считался одним из самых больших военных кораблей в истории человечества из когда-либо потопленных в ходе боевых действий.

Название «Ямато» — это древнее название страны Япония. Но в этой стране линейные корабли называли по старой традиции Императорского Флота именами исторических провинций. Поэтому в данном случае имеется в виду провинция Ямато, примерно соответствующая современной префектуре Нара.

Японский линкор «Ямато» затонул 7 апреля 1945 года во время сражения к северу от Окинавы.

История создания

Линкоры типа «Ямато» опоздали со своим появлением. К моменту их вступления в состав Императорского военно-морского флота роль главного козыря в океанских сражениях стала медленно, но неуклонно переходить к еще недавно вызывавшим иронические усмешки авианосцам. Созданные колоссальными усилиями, сопоставимыми разве что с программой создания ядерного оружия или полета человека в космос, небольшого и не очень богатого государства, они не оправдали возложенных на них надежд и не помогли исполнению самых смелых амбиций. Путь к созданию суперлинкоров был долог и тернист: сколько проектов, очень тщательно вычерченных на кульманах, стало просто еще одним рулоном бумаги в военном архиве.

Еще в начале 20-х гг. Япония, считавшая, что старые члены клуба Великих держав держат ее в качестве не более чем прислуги у стола, за которым с аппетитом уплетался мировой пирог, решила менять имидж. Для этой цели мало было переодеться из традиционного кимоно в респектабельный фрак – это уже произошло в конце XIX века после достопамятной революции Мейдзи. Нужна была демонстрация силы, и силы морской – ведь не зря Страну восходящего солнца считали тихоокеанской Англией. В 1920 г. японский парламент принимает внушительную судостроительную программу «8+8», согласно которой императорский флот должен был пополниться восемью новыми линкорами и стольким же количеством линейных крейсеров.

Японский линкор «Ямато»

Старожилам военно-морского Олимпа англичанам и недавно нахально подселившимся туда американцам было отчего заволноваться. Исполнение, даже частично, этих замыслов сильно нарушило бы равновесие и баланс сил в Тихоокеанском бассейне. Другой вопрос, потянула бы такой груз не слишком «мускулистая» японская экономика. Конечно, подобный размах и более развитое государство заставил бы крепко задуматься о соответствии желаний и возможностей. Но нельзя забывать, что японский народ в отличие от западного на тот период истории был весьма терпелив, трудолюбив и имел весьма ограниченные потребности. Как знать, тут могли бы пойти и на крайние меры, вплоть до карточной системы, но корабли (большую часть) все-таки достроили бы. Джентльмены с холодным взглядом профессиональных игроков тоже это понимали и учитывали и поэтому дали полный ход таком явлению, как Международная Вашингтонская конференция. Вежливым невысоким людям в безукоризненных фраках любезно дали понять, что проблемы, с которыми начала сталкиваться экономика их островного государства, могут быть несколько усугублены. Все это, конечно, по-партнерски, кулуарно, под мелодичный перезвон кубиков льда в бокалах.

Островитяне не были глупцами – они были знатоками истории, философии и поэзии, хранителями традиций и фамильных мечей. Они подписали договор: Япония фактически отказывалась от своих военно-морских притязаний, фактически признавая главенство Англии и США. Но учтивые улыбки и поклоны скрывали идеи и замыслы, которые были еще холоднее льда. «8+8» стала историей, лишь два корабля из этой программы, «Нагато» и «Мутцу», были достроены и вступили в строй. «Акаги» и «Кага» продолжили свою жизнь в качестве авианосцев. «Ну и что, – рассуждали в военно-морском штабе. – У нас нет возможности обогнать белых варваров количественно – мы найдем в себе силы и умения превзойти их качественно». Надо отметить, что в представлении тогдашних японцев места проживания различных варваров начинались уже где-то за пределами собственных территориальных вод.

Начались долгие конструктивные и проектные изыскания. Первый проект будущего корабля сформировал контр-адмирал Юдзуру Хирага. Перспективный линкор в чем-то напоминал первый плод Вашингтонского соглашения – британский «Нельсон», – но значительно более совершенный и вооруженный 410-мм орудиями. В последующих проектах Хираги водоизмещение его детища плавно росло вверх, оставив позади лимит в 35 тыс. тонн. Дальнейшее развитие идея получила у другого автора, капитана 1 ранга Кикуо Фудзимото, сменившего Хирагу на посту главного строителя флота. Именно у Фудзимото насчет калибра главной артиллерии прозвучали впечатляющие 460 мм. Последующие проекты этого конструктора поражали концентрацией вооружения и количеством стволов главного калибра.

Один из вариантов даже предусматривал размещение на борту 12 самолетов. В конце концов, из-за опрокидывания спроектированного Фудзимото эсминца на карьеру главного строителя и по совместительству идеолога будущих суперлинкоров легла тень. Не пережив неудач, 10 января 1934 года он скоропостижно скончался.

Его дело продолжил и в конце концов воплотил в металл контр-адмирал технической службы Кэйдзи Фукуда. Именно ему выпала честь возглавить весь обширный комплекс исследовательских работ по будущим кораблям, чьи размеры будут впечатлять даже на чертежных досках. Весной 1934 г. за проект взялись всерьез – это уже не был поиск концепции или идеи, это была ее огранка и шлифовка.

Находившийся в отставке, но не потерявший вес и авторитет в военно-технических кругах, Хирага оказывал влияние на относительно молодого Фукуду и на весь ход дела. Постепенно линкор лишился всей экзотики, свойственной Фудзимото, и стал больше походить на классический. К 1937 г. конструкторская мысль, прошедшая последовательно через 24 проектных варианта, опробованных на 50 масштабных моделях, была, наконец, близка к оформлениию. Создание корабля изобиловало многими идеями, удачными и не очень. Так, на определенном этапе возникло решение оснастить линкор дизельными двигателями из-за их отличной экономичности.

Однако с технической точки зрения это оказалось неосуществимым – японские двигатели подобной системы были еще более сырыми и недоведенными, чем немецкие. И после оценки ситуации благоразумно вернулись к турбинам. Тем не менее в конструкции присутствовал, например, новомодный тогда бульбообразный нос. В конце концов, после многочисленных доводок и исправлений 20 июля 1936 г. проектный вариант под индексом «A-140-F5» был утвержден Морским министерством.

Вид спереди

Строительство кораблей не стали откладывать в долгий ящик. 4 ноября 1937 г. в сухом доке Куре официально заложили первый корабль серии, будущий «Ямато». Место строительства пришлось модернизировать буквально на ходу: док был углублен на метр, а грузоподъемность мостового крана довели до 100 тонн. Второй корабль серии, «Мусаси», заложили на верфи корпорации «Мицубиси» в Нагасаки 28 марта 1938 г. Для возведения линкоров таких огромных размеров требовался целый комплекс мер технического характера.

Поскольку двумя единицами серия не ограничивалась (вторую пару собирались заложить в 1940 г.), требовалась достаточно развитая инфраструктура по обслуживанию и ремонту кораблей такого водоизмещения. В дополнение к имеющимся трем сухим докам (Куре, Нагасаки и Йокосука) планировалось построить еще три, способные принять 65-тысячные гиганты. Для транспортировок башен, барбетов и орудий главного калибра было построено специальное транспортное судно «Касино», а для буксировки огромных корпусов – мощный буксир «Сукуфу-Мару».

Нет нужды говорить, что при строительстве кораблей предпринимались беспрецедентные меры секретности. Фотографии всех рабочих верфей были помещены в особые альбомы и тщательно сличались при входе и выходе. Сами корпуса «Ямато» и «Мусаси» были укрыты от посторонних взглядов сизалевыми циновками (грубое волокно из листьев агавы, использующееся для изготовления канатов) в огромных количествах, что вызвало дефицит этого материала во всей Японии, в первую очередь среди рыбаков, плетущих из него сети.

8 августа 1940 г. в торжественной, но без лишней помпезности обстановке «Ямато» был выведен из сухого дока. Фото- и киносъемка корпуса не велись. После процедуры корабль был укрыт маскировочными сетями, и его достройка продолжалась уже на плаву. Такие меры безопасности дали свои плоды: хотя первые слухи о новых кораблях и стали известны за океаном уже в конце 1942 г., а представление о внешнем виде появилось после сражения у Лейте, точные характеристики суперлинкоров в полном объеме американцам удалось получить только после окончания войны, когда «Ямато», «Мусаси» и переделанный в авианосец «Синано» были уже давно потоплены. Комиссия подписала акт о приеме «Ямато» в состав флота 16 декабря 1941 г., но различные доделочные работы на нем велись еще более пяти месяцев, и окончательно боеготов он был лишь к 27 мая 1942 года.

Вместе со своим систершипом «Мусаси» он стал первым сразу в нескольких номинациях: самый крупный линкор, самый крупный военный корабль и наибольший из построенных когда-либо кораблей.

Особенности конструкции «Ямато»

  • Корпус. Как и все японские корабли, IJN Yamato имел волнообразный при виде сбоку корпус. Такая форма была продиктована стремлением максимально повысить мореходные и скоростные качества при минимальном весе корпусных конструкций. При виде сверху линкор представлял собой грушевидный основной корпус с узким длинным носом. Это обеспечивало хорошие мореходные качества, но делало носовую конструкцию уязвимой для торпед. Одним из требований к разработчикам было обеспечение минимально возможной осадки, в силу чего мидель корабля получился почти прямоугольным. Тем не менее ходовые качества IJN Yamato оказались весьма хорошими. Был проведен целый комплекс гидродинамических исследований, позволивший добиться значительных улучшений, в частности, путем установки носового бульба. Корпус собирался на заклепках, применение сварки было минимальным и не превышало 6%. В качестве основного строительного материала применялась сталь DS (ducol steel) повышенной прочности. Характерной чертой новых линкоров стала палуба с минимумом оборудования, что требовалось для защиты от дульных газов орудий главного калибра. Командные посты располагались в основном в башенноподобной надстройке, возвышавшейся над верхней палубой на 28 метров. Хотя там находились крайне важные центры, надстройка была практически не бронирована, за исключением небольшой боевой рубки.
  • Бронирование. Формально имея самую толстую среди линкоров броню, Yamato не являлся самым защищенным. Японская металлургия 1930-х годов отставала от западной, а ухудшение англо-японских отношений сделало невозможным доступ к новейшим технологиям. Новая японская броня типа VH (Vickers Hardened) была разработана на базе британской VC (Vickers Cemented), производившейся в Японии по лицензии с 1910 г. По мнению американских специалистов, исследовавших эту броню после войны, ее защитная эффективность оценивалась коэффициентом 0,86 по отношению к американской броне класса «A». Особо высококачественной британской броне CA японский образец уступал почти на треть, то есть для эквивалента 410 мм VH было достаточно 300 мм CA. Отставание в качестве броневого материала в сочетании с огромными размерами проектируемых линкоров привело конструкторов к идее решения проблемы защищенности «в лоб», то есть за счет максимального наращивания толщины брони. Линкоры типа Yamato бронировались по схеме «все или ничего», подразумевавшей создание броневой цитадели, защищающей жизненно важные центры корабля, обеспечивающей запас плавучести, но оставляющей незащищенным все остальное. Цитадель IJN Yamato оказалась самой короткой среди линкоров постройки 30-х годов по отношению к длине корабля — всего 53,5 %. Задавшись целью защитить линкор от любых снарядов, разработчики расположили рекордный по толщине бортовой пояс (410 мм) под углом 20°. Теоретически на дистанциях свыше 18,5 км он не пробивался никакими иностранными орудиями. Придавая особое значение попаданиям с недолетом, японцы разместили ниже главного еще один броневой пояс толщиной 200 мм. Принятая система противоторпедной защиты проектировалась для противодей¬ствия заряду тротила массой 400 кг. Толщина броневых траверзов была существенно меньше пояса, поскольку они располагались под углом 30°. Получившийся в итоге броневой ящик накрывался главной бронепалубой, имевшей также рекордную толщину — 200 мм в центральной части и 230 мм на скосах. Так как выше располагались лишь отдельные бронированные участки, то судьба корабля при попадании бомб зависела лишь от единственной бронепалубы. Совершенно фантастической выглядела броневая защита башен главного калибра. Толщина их лобовой плиты, наклоненной под углом 45°, составляла 650 мм. Считалось, что такая броня не может быть пробита даже при стрельбе в упор. Очень сильную защиту получили также крыши башен и барбеты. Остальные части корабля, за исключением боевой рубки и отделения рулевых машин, практически не бронировались.
  • Энергетическая установка и ходовые качества. Энергетическая установка включала в себя 4 турбозубчатых агрегата и 12 котлов, все марки Kampon. Каждый котел и турбина устанавливались в отдельном отсеке. По оценке американских специалистов, силовая установка была технически отсталой и имела слишком большие габариты. Тем не менее, японцы не жаловались на машины своих линкоров. Силовая установка была рассчитана на форсирование, при котором мощность достигала 165 000 л.с., а скорость — 27,7 узла. Экономичный ход обеспечивался мощностью всего 18 000 л.с. Характерной для линкоров чертой было строгое ограничение в применении электричества — везде, где только возможно, применялись паровые машины. Таким образом, при утрате источников пара корабль был обречен.
  • Вспомогательное оборудование. Приборное оборудование линкоров при вступлении в строй было очень скудным по западным стандартам. Фактически IJN Yamato и IJN Musashi располагали обычным для японских кораблей набором радиостанций, но значительно увеличенной мощности, что позволяло использовать их как флагманские. На начало 1942 года ни один корабль Императорского флота не имел радара. Работы над этим важным устройством начались в японском флоте лишь после захвата в Сингапуре британских радиолокаторов. В сентябре 1942 года IJN Musashi первым из линкоров получил радар типа 21. Это было крайне ненадежное устройство, позволявшее обнаруживать надводные цели на небольшой дальности. В конечном счете IJN Yamato и IJN Musashi получили к середине 1944 года комплекты из 6 радаров трех разных типов, но все они использовались только для обнаружения морских и воздушных целей. Управлять огнем ни главной, ни зенитной артиллерии с их помощью было невозможно. Фактически японские радары 1944 года соответствовали уровню американских и британских 1941 года и были наглядным свидетельством технической отсталости Японии. Кроме того, IJN Yamato и IJN Musashi несли набор гидрофонов, для линкоров в общем бесполезных. Под конец войны их оснастили детекторами радиоизлучения и инфракрасными приборами. Эти устройства были разработаны на базе немецких технологий. В целом электронное оснащение японских кораблей являлось отсталым, что особенно проявлялось в боях, происходивших зачастую в условиях ограниченной видимости или ночью. Объяснить данный факт можно скорее недооценкой роли электронного оборудования, так как при желании корабли можно было оснастить весьма совершенными немецкими радарами.
  • Экипаж и обитаемость. При вводе в строй экипаж IJN Yamato насчитывал 2200 человек, в том числе 150 офицеров, но реально он с самого начала был значительно больше. IJN Musashi вышел для участия в битве за Филиппины, имея на борту 2400 человек; экипаж IJN Yamato в его последнем походе перевалил за 3000, что было обусловлено увеличением количества обслуги зенитной артиллерии. Бытовые условия на линкоре, хотя и выглядели неудовлетворительными по европейским и тем более американскими стандартам, были значительно лучше, чем на более ранних японских линкорах: на корабле на каждого члена экипажа приходилось по 3,2 кубических метра жилых помещений, тогда как на предшественниках — от 2,2 до 2,6. Еще более комфортным IJN Yamato выглядел на фоне тяжелых крейсеров (1,3—1,5 кубометра), и тем более эсминцев (1 кубический метр). Неудивительно, что в японском флоте IJN Yamato и IJN Musashi были прозваны «отелями» — на них даже имелись большие чаны для купания команды, в то время как на подавляющем большинстве японских кораблей гигиенические процедуры сводились к обливанию водой на верхней палубе. Тем не менее, кубрики все равно оставались тесными, проходы узкими, а камбузы и сантехническое оборудование примитивным. Японские конструкторы традиционно не считали бытовые удобства для команды своим приоритетом, полагая, что моряки Императорского флота должны вынести любые трудности.

Вооружение «Ямато»

Огнем главного калибра управляла наиболее сложная и, возможно, наиболее совершенная система доэлектронной эры тип 98. Она включала в себя следующие компоненты:

  • пять дальномеров, из них четыре с рекордной базой — 15 метров;
  • два директора, выдававшие данные об углах вертикальной и горизонтальной наводки;
  • прибор слежения за целью;
  • устройство производства стрельбы;
  • электромеханический вычислитель, являвшийся «изюминкой» системы.

Схема корабля «Ямато»

В целом система была весьма эффективной и в условиях хорошей видимости ничуть не уступала аналогичным американским, основанным на применении радаров. Однако при плохой видимости, и тем более ночью японцы оказывались в крайне невыгодном положении, особенно под конец войны.

Артиллерия среднего калибра

Артиллерия среднего калибра по проекту включала двенадцать 155-мм орудий с длиной ствола 60 калибров в 4 трехорудийных башнях. Это вооружение было «пристроено» на линкоры после переоснащения тяжелых крейсеров типа Mogami на 203-мм артиллерию.

Такое решение предопределило достоинства и недостатки вооружения. С одной стороны, каждая башня получила 8-метровый дальномер, что было весьма необычно для второстепенного, по линкорным меркам, калибра; при этом эффективность системы на огромном и устойчивом линкоре, конечно, была выше. С другой, башни получились очень тесными и крайне слабо бронированными. Но главным недостатком второго калибра стала невозможность стрельбы по воздушным целям, что существенно снижало силу ПВО кораблей.

Сами же орудия были весьма мощными для своего калибра, отличались завидной дальнобойностью, но невысокой скорострельностью. Однако пострелять по морским или береговым целям им не пришлось, и в итоге бортовые башни заменили на более востребованные 127-мм зенитки.

Зенитная артиллерия дальнего действия

Для обстрела самолетов противника на значительном удалении использовалось 127-мм орудие типа 89 с длиной ствола 40 калибров. Первоначально на линкорах размещалось 12 таких орудий в спаренных установках. На Yamato с марта 1944 года их количество было доведено до 24.

Само орудие было вполне удовлетворительным, хотя уступало американскому 127-мм универсальному орудию в начальной скорости снаряда и скорострельности. К недостаткам спаренных установок можно отнести сравнительно малые скорости наведения.

Корабль в море

Система управления огнем тип 94, основанная на оптических дальномерах и электромеханических вычислителях, была достаточно эффективна по меркам конца 1930-х годов и сопоставима с американской Mk37, но к концу войны устарела.

Главными составляющими эффективного зенитного огня стали радиодальномеры и снаряды с радиолокационным взрывателем, но японцы не имели ни первого, ни второго. В результате зенитной артиллерии линкоров ни разу не удалось успешно отразить массированные атаки авиации.

Зенитная артиллерия ближнего действия

Основным зенитным автоматом являлось 25-мм зенитное орудие тип 96, которое, в свою очередь, было японским вариантом французского орудия фирмы Hotchkiss. Большинство этих орудий располагалось в строенных установках, исходно — в основном в закрытых.

Добавленные позже строенные установки были по большей части открытыми. Фактически, вместо двух эшелонов автоматической зенитной артиллерии, имевшихся на кораблях флота США, — 40-мм Bofors и 20-мм Oerlikon, — японский линкор имел только один, причем вобравший худшие черты обоих: от первого — чрезмерный вес установки и малый темп стрельбы, от второго — малую эффективную дальность и малый объем снаряда, не позволявший использовать дистанционные взрыватели.

Практическая скорострельность была низкой, дальность стрельбы — недостаточной, а поражающее действие снаряда — слишком слабым. Недостаточной была мощность привода установки (1 л. с.) и, как следствие, — угловая скорость наведения, особенно в горизонтальной плоскости. К тому же электропривод часто выходил из строя, а ручная наводка вообще не соответствовала выполняемым задачам.

Все эти недостатки усугублялись необъяснимо малым размером сменных магазинов (всего 15 снарядов), что снижало реальный темп и без того медленной стрельбы. Невысока была и живучесть стволов, что в силу активного использования тоже перерастало в проблему. Качество систем управления зенитными автоматами соответствовало уровню середины 1930-х годов, да и тех не хватало.

«Ямато» на службе

Попытки японцев решить проблему «в лоб» установкой большего количества орудий не имели успеха. Хотя количество легких зениток на кораблях перевалило за сотню, их реальная эффективность была весьма низкой. Особенно это касалось одноствольных установок с ручным приводом.

Что касается зенитных пулеметов, то опыт войны показал их полную бесполезность.

Технические характеристики «Ямато»

Длина корабля 263 м (полная)
Ширина 38,9 м
Осадка 10,4 м
Стандартное водоизмещение 63 200 т
Полное водоизмещение 72 810 т
Мощность силовой установки 150 тыс. л.с. (до 165 тыс. кратковременно)
Максимальная скорость 27,5 узла
Экономический ход 16 узлов
Дальность максимальная 7200 миль
Численность экипажа 2500 человек
Бронирование 410 мм (борт), 230 мм (главная палуба)

Толщина брони боевой рубки достигала 500 мм, а башен главного калибра в лобовой части – 650 мм. Вспомогательная артиллерия была почти не защищена – броня ее башенных установок составляла всего 25 мм. Кроме того, имелась сильная противоторпедная защита.

Боевое применение «Ямато»

Первой операцией, в которой принимал непосредственное участие линкор «Ямато» было знаменитое сражение у атолла Мидуэй. Корабль вошел в состав главных сил 1-го флота Японии. «Ямато» зачислили в 1-ю эскадру линкоров, куда, кроме него, входили также «Муцу» и «Нагато». Выход в море состоялся 29 мая 1942 года. Как известно, сражение у атолла Мидуэй оказалось для «Страны восходящего солнца» крайне неудачным – американцам удалось потопить все четыре японских ударных авианосца. Но «Ямато» в момент этого разгрома был очень далеко от места событий, и повлиять на них никак не мог.

Командовавший 1-м флотом адмирал Ямамото, получив страшные известия, решил повернуть назад. Возможно, это была ошибка: американская палубная авиация понесла тяжелые потери, и если бы японские линкоры пришли к Мидуэю, то у них мог появиться определенный шанс на успех.

17 августа 1942 года «Ямато» в сопровождении эскортного авианосца «Тайо» и нескольких эсминцев направился к острову Трук. Вблизи от него линкор был атакован субмариной SS-229, но все четыре торпеды прошли мимо.

Прибыв в пункт назначения, «Ямато» надолго стал плавучим штабом для Объединенного флота, не принимая никакого участия в боевых действиях.

В мае 1943 года линкор прошел плановый ремонт на месте своей постройки, в сухом доке Куре. Спустя полтора месяца на корабле начались работы по модернизации оборудования и вооружения. 17 августа линкор вновь отправился к острову Трук. Фактически он при этом был использован в качестве обычного транспорта – на корабль погрузили войска и различное снаряжение.

Спустя месяц «Ямато» был направлен к атоллу Эниветок: командование опасалось, что в этом направлении будет совершен рейд группы американских кораблей. Противника в море не оказалось, и линкор вновь вернулся к острову Трук. Точно таким же безрезультатным был поход с 17 по 26 октября.

В декабре 1943 года «Ямато» участвовал в сопровождении небольшого конвоя, двигавшегося в Йокосуку. После прибытия в этот порт на борт линкора погрузили пехотный полк, который предстояло доставить на остров Манус. По пути «Ямато» был атакован торпедами с подводной лодки SS-305 Skate и получил чувствительное повреждение. В результате линкору пришлось отправиться в Куре для проведения ремонта.

Боевое применение

В море «Ямато» вышел лишь в апреле 1944 года – корабль опять использовали для перевозки войск, на этот раз на Филиппины. В мае линкор принял участие в совместных учениях со своим «младшим братом» «Мусаси». Спустя несколько недель оба корабля приняли участие в «операции А-Го», более известной как сражение в Филиппинском море. Именно здесь «Ямато» сделал свой первый «боевой» залп из орудий главного калибра. Огонь велся шрапнелью по воздушным целям, причем ими оказались свои же самолеты. В результате повреждения получили четыре истребителя «Зеро».

Сражение в Филиппинском море закончилось победой американцев, но ни «Ямато», ни «Мусаси» не пострадали – они просто не заинтересовали противника. В конце июня они вернулись в Куре, после чего им в очередной раз поручили перевозку войск – теперь на Окинаву.

Во второй половине октября 1944 года «Ямато» и «Мусаси» вышли в море для участия в операции «Се-Го» (битва в заливе Лейте). 24 октября линкоры были атакованы с воздуха несколькими торпедоносцами Grumman TBF Avenger.  Поначалу они не смогли нанести японским кораблям никаких повреждений, но вскоре последовали новые и куда более массированные атаки. «Ямато» в этом бою повезло: основной мишенью для американских летчиков по каким-то причинам стал «Мусаси». Получив тяжелейшие повреждения, этот линкор после нескольких часов отчаянной борьбы перевернулся и затонул. В «Ямато» также попали несколько бомб, но ему удалось сохранить боеспособность, и он принял участие в дальнейшем сражении.

Ранним утром 25 октября 1944 года «Ямато» столкнулся с группой американских эскортных авианосцев и открыл по ним огонь главным калибром. Эта встреча была для японских моряков совершенно неожиданной. Несмотря на то, что артиллеристы «Ямато» докладывали о том, что им удалось потопить, по меньшей мере, два авианосца и несколько эсминцев противника, в дальнейшем эта информация не подтвердилась. Скорее всего, линкору в лучшем случае удалось повредить один или два корабля.

Последней операцией, в которой довелось принимать участие «Ямато», стала неудачная попытка предотвращения высадки американского десанта на Окинаву. Задание, которое получил линкор, являлось самоубийственным – он должен был отвлечь внимание вражеской авиации от массированного налета «камикадзе».

7 апреля 1945 года «Ямато» и сопровождающие его корабли, приближавшиеся к Окинаве, были замечены американской авиацией.

Для уничтожения небольшого японского отряда в воздух поднялись в общей сложности 280 самолетов, 227 из которых выполнили несколько последовательных атак. «Ямато» был главной целью, и в 14 часов 23 минуты американцы добились своего: тяжело поврежденный и сильно накренившийся линкор взорвался. К этому моменту в него попали не менее десяти авиационных торпед и 13 авиабомб калибром от 227 до 454 кг. Вместе с кораблем погибло более трех тысяч японских моряков.

Потери американской палубной авиации составили всего десять самолетов – три истребителя, три торпедоносца и четыре пикирующих бомбардировщика. Таким образом, самый крупный и тяжеловооруженный корабль в мире так и не сумел нанести противнику сколько-нибудь значительного ущерба. Линкоры, еще недавно считавшиеся основой военного флота, превратились в переживших свой век динозавров.

Автор статьи
Виктор Геннадьевич
Отставной военный. Увлекается армейской тематикой, в частности историей сражений, развитием военной промышленности.
Написано статей
1209
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Армия Сегодня
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector