Отношение к повседневности

Добросовестная служба и выполнение обязанностей согласно уставу вызывает неодобрение со стороны сослуживцев. Нормой в армии становится игнорирование и нарушение официальных правил.  


Две линии поведения

В армии выделяются 2 поведенческих комплекса — это субъект («деды») и объект («бойцы») доминантных отношений. Каждый обладатель определенного статуса ведет себя по-своему.     


Адекватное поведение «бойцов» в начале службы — залог успеха в дальнейшем. Хороший «боец» все делает быстро, безотказно, воспринимает происходящее как должное, эмоций не проявляет и имеет безупречный внешний вид. Расслабленность, возмущение, неопрятность в одежде пресекаются на месте:  


- Х..и вас так растащило, бойцы?


Для «дедов» характерны активность, развязность, агрессивность, веселость. Повышенная агрессия сопровождается утверждениями: «Да вы бы видели как нас гоняли. Мы в синяках все ходили. Вас, бойцы, еще пальцем-то никто не тронул». «Дед» отличается исключительной опрятностью: большая и чистая «подшива» (подворотничок), чистая форма, начищенная бляха, пуговицы на местах, «дембельская» стрижка, ежедневное бритье.


Личное пространство

Распорядок дня не предусматривает возможности уединения, а личное пространство солдата ограничено койкой, тумбочкой и включает строго регламентированный набор вещей. К тому же, содержимое тумбочки периодически проверяется. Поэтому высоко ценится должность, по которой положено свое помещение: фельдшер, повар, писарь, банщик, электрик.


Воровство

Воровство в армии распространено повсеместно. Это явление характеризуется двумя поговорками:


В армии не крадут, в армии находят.   

В армии нет слова «украли», в армии есть слово «прое..л».


Кража уставного предмета не считается аморальной. Утром на твоей кепке или бескозырке может не оказаться кокарды, можно спокойно остаться без новой формы (найдя на ее месте поношенную), гюйса, пуговиц на шинели, тапочек, трусов или тельняшки, которые ты постирал и повесил в сушилку за день до этого. Клеймение вещи (на одежде ставили номер военного билета, фамилию) для многих не является преградой. Из прикроватных тумбочек воруют личные вещи. Так все идет по кругу: воруют у тебя — воруешь ты.


Повседневная занятость       

В идеале солдат постоянно занят работой или обучением военной специальности. Без дела его не оставят. Если нет каких-то срочных работ, то личный состав занимается ежедневной рутиной по жизнеобеспечению воинской части.


Жизнь солдата подчинена обслуживанию пространства — уборки в казарме, на улице, покраска тумбочек, бордюров и т. п. Уборка зачастую носит характер наказания. Например, многократное перемывание полов в казарме, подметание плаца и дорожек. Любимая забава старшины: «Вы у меня сейчас все замывать (мыть полы — прим. авт.) пойдете!»    


Пожалуй, важным является не только наведение чистоты, но и поддержание красоты. Красота в армии — понятие геометрическое. Отсюда заправленные и натянутые одеяла на койках, во всем спальном помещении единообразное выравнивание по нитке полос на одеялах, подушек, коек, прикроватных тумбочек, однообразное расположение ручного и ножного полотенец на койке, одинаково висящие шинели в шкафах, идеально сложенная форма на табурете перед отбоем.  


У «срочников» нет стимула для рационального отношения к службе. Поручения и работу выполняют медленно: «Чем быстрее ты выполнишь одну работу, тем быстрее тебе дадут другую».


Ценится умение «прое...ваться» — проводить время, по возможности выполняя минимум действий, отлынивать от работы, утренней зарядки и т. п. Разумная инициатива не поощряется, поскольку считается, что «инициатива е..т инициатора». Солдат прежде всего «отбывает» срок, подсчитывая дни до дома в карманном календарике.    


В таких условиях, когда «все круглое носят, все квадратное катают», а плац подметают ломом, спасает одно — умение посмеяться над происходящим. Если человек смеется над этим абсурдом, значит, смог адаптироваться. Как говорится: «Нас е..т, а мы смеемся — все равно мы дембельнемся».