Антропология армии: внутренняя иерархия сообщества

Призывная система Российской армии собирает в казармах очень разных людей. Солдаты-срочники постоянно находятся вместе. Вместе едят, моются, спят. В этой уникальной социальной группе возникает своя внутренняя организация. Историк Илья Валиахметов, проходивший службу в войсках ВМФ РФ несколько лет назад, попытался описать это явление на основе своих наблюдений.


Главный фактор, который образует социальную структуру в армии, не формальную  (уставную — звания и должности), а внеуставную, — это время. А точнее — место военнослужащего на временной шкале от начала службы до увольнения в запас.


Армейское время делится на полугодовые «периоды». При двухгодичной службе антропологами выделяется пятичленная модель: «духи» — «молодые» — «черепа» — «деды» — «дембеля».

Иерархия проявляется в правах и обязанностях срочников. Так, «духи» — это новобранцы, не имеющие никаких прав. «Молодые» (от полугода до года) могли оказывать психологическое давление на «духов» и отвечали за их «правильную» социализацию. Главной функцией «черепов» был контроль за исполнением обязанностей «духами» и «молодыми». «Деды» (свыше 1,5 лет службы) контролировали все уровни социальных отношений и поддерживали реноме элиты. «Дембелями» становились те, на кого распространялся очередной приказ об увольнении в запас. «Дембель — лицо особого статуса. Он уже вне социума, но в центре его внимания», — отмечает антрополог Константин Банников.


Такое деление объясняется тем, что в двухлетний период в одной воинской части проходили службу 4-5 призывов. С сокращением срока до 1 года (с января 2008 года) одновременно служат уже только 2-3 призыва, что ужимает структуру до 3 групп.


«Бойцы», «духи» — это те, кто только призван и не имеет прав. На одном из «выездов» (выездные работы за пределами войсковой части) кто-то из гражданских назвал нас «бойцами». На что сопровождавший отделение старшина первой статьи (контрактник) заметил: «Не называйте их бойцами. Это обидное слово».


«Молодые», «караси». «Бойцов» начинают называть «молодыми», когда выходит приказ об увольнении в запас для старшего призыва, т. е. после 4-5 месяцев службы. Эта смена статуса теперь остается в большей степени условной, поскольку следующий призыв не приходит, а значит и право морального давления на «духов» не получает применения. Просто все «бойцы» теперь и «молодые».

В некоторых учебных частях можно было досрочно перевестись на новую ступеньку, стать «молодым» за счет «платежа» старшему призыву. За деньги, телефон последней модели или оказанную услугу. Такой «перевод» предполагал лучшее отношение к новоиспеченному «молодому» со стороны «дедов». Но и отношение к нему своего же призыва было неоднозначным, поскольку он становился своего рода старшим над ними. К тому же такой «молодой» после «учебки» попадал в другую часть, где его «заслуженное» положение ничего не значило.


«Деды» и «дембеля». Это те, кто контролируют исполнение обязанностей предыдущих групп и пользуются всей полнотой прав. Старший призыв называют себя и так, и так. Все понимают различия между этими двумя терминами, однако в противопоставлении себя младшему призыву это особой роли не играет, и оба понятия используются как синонимы. Но, естественно, после выхода приказа об увольнении в запас окончательно остается один термин – «дембель». Эта категория следит за исполнением обязанностей предыдущих групп, ей уже все можно.

В «учебке» в нашей роте я застал двух осенних дембелей. Первый в основном лежал на койке и ждал дня увольнения. Я ни разу не видел, чтобы он хоть что-то делал. Второй постоянно носился с какими-то бумажками — он был писарем.


Сокращение срока службы не уничтожило, а лишь скорректировало неуставную иерархию армейского сообщества до противопоставления двух призывов — весеннего и осеннего. Это противопоставление проявляется в одежде (нагрудные знаки, нашивки, подворотнички), внешнем виде (стрижки), питании, распределении работ и т. п. Об этом – в следующий раз.