Закрыть

Авторизация x

Чтобы оставлять комментарии, пожалуйста авторизуйтесь


Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Блоги

 

Быть или не быть... патриотом?

Татьяна Сабрекова
Ноя 13, 2014
Быть или не быть... патриотом?
Моряки Черноморского флота держат флаг РФ. Фото: Константин Чалабов / РИА Новости

Психолог Татьяна Сабрекова поговорила с мужчинами разного возраста и с разным опытом службы в Российской армии о патриотизме – о том, что они вкладывают в это понятие и считают ли себя настоящими патриотами Отчизны.


Каждый человек пусть в глубине души, но все же испытывает потребность принадлежать к какой-то большой группе людей. У каждого есть чувство дома – места, куда хочется возвращаться. От этого ощущения защищенности, покоя, нежности и глубины, неясной привязанности и неотделимости, немного щемит в сердце. Где границы дома? Где он находится? Это место на карте, или люди, или места, где человек учился, работал, гулял по улицам, где он мечтал или размышлял? Или же дом – это только там, где нам хорошо? На эти темы я предложила порассуждать нескольким россиянам в расцвете сил.


Виль, 26 лет, Москва, служил в 2008–2009 году

— Определений и трактовок понятия патриотизма, по-моему, очень много, но для меня основное — это высшая степень самопожертвования. Но для каждого свое понимание того, чем и для чего жертвовать.


Ты же не хочешь бездарно прожить свою жизнь, согласись? Ты хочешь оставить свой след, как-то реализовать себя, хочешь семью и детей, хочешь, чтобы они пошли в школу, сами чего-то добились, хочешь гордиться детьми и самим собой.


Но достаточно в противовес поставить свои ценности, условно говоря: жизни миллионов людей против твоей жизни. Ты же понимаешь, что чаша весов склонится в сторону миллионов? Ну ладно, это совсем далекая ценность. Пусть будет автобус со школьниками. И ты понимаешь, что все, чего добился в жизни, и все, что сейчас собой представляешь, — чуть менее ценно, чем жизнь вот этих 20–30 ребят. А если ты жертвуешь ради того, чтобы какой-то офицер получил звезду Героя, то есть такое выражение – овчинка выделки не стоит.


Петр, 24 года, Москва, служил в 2012–2013 году

— Я для себя определяю патриотизм как чувство причастности своему государству. Человек через это чувство с государством контактирует: если в стране случается что-то позитивное, хорошее – чувствует подъем, если что-то негативное – ощущает это как свою личную беду, если видит, что интересы государства ущемляются, – у него возникает посыл защитить его.


Хотя всем военнослужащим понятно, что они ради этого служат, служба в армии – она не про патриотизм. Особенно это касается срочников, которых призвали за шкирняк… На службу люди могут решиться по совершенно разным причинам, а патриотизм может идти фоном или нет. С другой стороны, армия – это особый мир, куда попадают люди только с определенными качествами, готовые брать на себя большую ответственность и выполнять сложные задачи в условиях порядка.


По моим наблюдениям, в армии было много офицеров, которые симулировали деятельность. Когда начальство появлялось, у них все было хорошо, а все остальное время они могли запереться в канцелярии и своими делами заниматься. А другие много работали каждый день и не рисовались. Патриотизм в такой обыденной деятельности и проявляется в людях, которые работают на совесть и думают об интересах других. Сейчас время не военное, и на амбразуры лезть не надо.


Максим, 31 год, служил в 2005–2007 годах

— Я родился и вырос в семье военного, и первые девять лет жизни провел в СССР. С детства я видел, как мой отец несет службу, срывается ночами по учебным тревогам, видел его друзей – достойных, честных офицеров, серьезных и ответственных людей. После распада Советского Союза мы переехали в очередную часть. Жизнь была непростая, но никто не бежал с тонущего корабля. Военные продолжали свое дело, стиснув зубы. Отец стал преподавателем по системам ПВО. По отзывам я знаю, что он был очень принципиальным и неподкупным преподавателем – для него важно было обучить качественно, а не ставить зачеты за подношения, ведь он понимал, что от этих студентов зависит будущее армии и страны. Мой отец служил 31 год, и с самого детства его пример был перед моими глазами.


Я поступил в военный университет на факультет иностранных языков, где наблюдал и другие достойные примеры. Военные преподаватели – специалисты высочайшего уровня, каких еще поискать в гражданских заведениях. Почти все из них прошли через горячие точки за рубежом, у всех колоссальный опыт языковой практики и обучения, многие имеют ученые степени, издают книги, составляют специализированные словари.


Мой преподаватель кхмерского, Николай Васильевич, владел двенадцатью языками, половина из которых – языки стран бывшего соцлагеря, которые он изучал по своей воле, предполагая возможную необходимость таких специалистов. Такие люди работали за мизерную зарплату в 12 тысяч рублей, подрабатывая после занятий, хотя легко могли рассчитывать на гораздо более внушительные суммы. Зачем они это делали? Думаю, все потому, что они – настоящие патриоты.


Павел, 31 год, Санкт-Петербург, не служил

— В девяностые с патриотизмом было туговато. Скорее наоборот — с антипатриотизмом было все ОК. Поэтому и не очень-то он привит у нашего поколения. Сам я патриотизмом считаю некое единение людей для какой-то общей цели или идеи. Самый яркий пример – спорт. Там борются какие-то неизвестные, даже чужие мне люди, но борются под флагом, с которым я себя соотношу, – и я ощущаю себя так, будто сам борюсь, и испытываю гордость от их побед, как от собственных…


Александр, 25 лет, Москва, не служил

— Не уверен, что могу назвать себя настоящим патриотом. Да, я люблю свою страну, горжусь тем, что я россиянин, и никогда не стыжусь признаться в этом, например, на зарубежных курортах. Я знаю слова гимна, пою его, испытываю чувство гордости, когда поднимают флаг в честь какого-либо успеха соотечественников, чаще всего спортивного. Я хочу, чтобы наша страна была лучшей во всем. Но при этом я не готов, например, за нее умереть.


В случае вооруженного конфликта я предпочел бы быть в штабе и производить расчеты, нежели со штыком или на танке нестись на противника. И я, скажем, не готов работать за низкую зарплату на госпредприятии чисто из любви к стране.


Илья, 29 лет, Москва, не служил

— Так это порой сложно – отделить навязанную другими людьми картинку от своей собственной, не писать свое мнение под копирку, а самостоятельно сформировать его, прожить. Для меня патриотизм – это трезвое понимание того, что никто, кроме тебя, о Родине заботиться не будет, плюс конкретные действия. Другими словами, это ответственность за страну, в которой ты родился и живешь.


Считаю ли я себя патриотом? Вообще, считаю. Но, положа руку на сердце, судя по моим действиям, вряд ли я им являюсь…


Я помню школьное определение патриотизма, оно звучало просто: любовь к Родине. А вот понять, что это за любовь, какой она может быть, – интересная задача, которую можно решать всю жизнь.





«Самый яркий пример – спорт. Там борются какие-то неизвестные люди, но борются под флагом, с которым я себя соотношу, – и я ощущаю себя так, будто сам борюсь, и испытываю гордость от их побед, как от собственных…»

Текст сообщения*

Возврат к списку

В других рубриках

Карьера и образование
Андрей Иванович и его кадеты
Н. Александров 02.12.2014
Оборона
Увидеть все
Дмитрий Сафонов 01.12.2014
Спорт
Держим спину!
Анна Богданова 01.12.2014
Культура
Шпионы и разведчики
Михаил Котов 28.11.2014
Спорт
Проверка на прочность
Анна Богданова 28.11.2014
Культура
Невыдуманные истории о русских моряках
М. Патраш 27.11.2014