Закрыть

Авторизация x

Чтобы оставлять комментарии, пожалуйста авторизуйтесь


Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Блоги

 

Ломоносов в погонах

Денис Федюшко
Июл 20, 2015
Военнослужащие научной роты войск ВКО. Фото: сайт Министерства обороны РФ

Лейтенант Максим Кочешков был одним из «научных первопроходцев» в нашей армии осенью 2013 года. Он рассказал «Армии сегодня», зачем совмещать службу и науку.


О естественном отборе

Когда Кочешков, студент знаменитой Бауманки, уже писал диплом, в институт приехали представители Минобороны и стали отбирать лучшие умы для первого призыва в научные роты.


— Я прошел собеседование и попал в Красногорск. Моя специальность – инженер по сопровождению сгорающих космических объектов. Мы вели разработку комплекса управления оптико-механической системой для перспективного космического аппарата. Грубо говоря, это электронный мозг, который из космоса позволяет фотографировать необходимые объекты.


В каждой научной роте существует преемственность: люди пополняют ее состав каждые полгода, и «старое» поколение за следующие 6 месяцев успевает передать вновь прибывшим все свои наработки.


— Так было и с моей разработкой: я начал заниматься темой, написал несколько статей, выступал на конференции в Бауманском институте. Мой последователь продолжил дело, выступал на конференции «Армия-2015», даже получил награду. Сейчас он уходит в запас, но работу подхватит следующий военнослужащий.


При этом в научную копилку молодых ученых идут публикации, да и патенты на рацпредложения оформляются с фамилиями операторов научной роты.


Сейчас Максим служит в Центре контроля космического пространства. Как и любой молодой офицер, планирует расти в звании и должности и продолжать не только военную деятельность, но и научную. В его ближайших планах аспирантура и написание кандидатской.


О жизни солдат-ученых

— У нас были замечательные бытовые условия: казарма поделена на жилые комнаты, рассчитанные на трех человек. У каждого – своя тумбочка и собственный вещевой шкаф. Распорядок дня был составлен так, чтобы каждый день была физическая подготовка. Четыре дня в неделю мы занимались на заводе научной деятельностью, в пятницу – общевойсковой боевой подготовкой, а по выходным были так называемые парко-хозяйственные дни. Брали нас и на стрельбище.


По словам лейтенанта, поначалу трудно было привыкнуть к жизни в казарменной обстановке, пусть и в облегченном варианте. Но обстановка была теплой и очень дружеской, а конфликты происходили только на почве научных разногласий и исключительно в дискуссионной форме.


Очень много операторов научной роты взяли как раз из МГТУ имени Баумана, немало – из Тульского государственного университета. Многие из них к увольнению в запас получили звания младших сержантов. Как говорит Максим, все они – образованные хорошие ребята.


На вопрос о том, не обманула ли армия его ожиданий, лейтенант Кочешков отвечает с улыбкой: «Это был лучший год в моей жизни».












В научную копилку молодых ученых идут публикации, да и патенты на рацпредложения оформляются с фамилиями операторов научной роты.
Текст сообщения*

Возврат к списку

В других рубриках

Военная ипотека
Квартира с террасой по военной ипотеке
Александр Петров 13.07.2015
Карьера и образование
Нет задач невыполнимых
Дмитрий Сафонов 31.07.2015
Оборона
Игры армий
Н. Александров 31.07.2015
Культура
Пропаганда в деталях
Зоя Михайлова 31.07.2015
Оборона
Боевая мощь «Байкала»
Вячеслав Ровнер 30.07.2015
Культура
Военные квесты
Зоя Михайлова 28.07.2015